Лучшие Адвокаты Москвы

Вселение - Выселение - Регистрация
Консультации - 2 000 р.
Составление искового заявления - 3 000 р.
Представительство в суде - от 50 000 р.
8 (495) 776-13-39
8 (495) 763-90-66
6494149@bk.ru

Если продавец квартиры оказался "недееспособным": мошенническая схема на примере одного дела

Первый Столичный Юридический Центр

Телефон: (495) 776-13-39, (985) 776 13 39



Мошенническая схема, подразумевающая продажу квартиры, а затем истребование ее из законного владения приобретателя на том основании, что продавец на момент заключения договора не мог осознавать своих действий, довольно опасна для покупателя. Даже в случае принятия судом решения в пользу добросовестного приобретателя квартиры не всегда его исполнение будет возможно: например, продавец внезапно может оказаться малоимущим и безработным, не способным материально компенсировать ущерб от сделки. Ниже будут рассмотрены некоторые детали подобного дела и даны комментарии экспертов.

Спорное имущество: двухкомнатная квартира принадлежала мне на праве собственности на основании договора купли-продажи от 12 декабря 2007 г., заключенного между мной и Д.С.
Д.С. приобрел вышеуказанную квартиру на основании договора купли-продажи от 18 июля 2007 года, между ним и М.А., удостоверенного нотариусом г. Москвы К. Г. (реестровый N 1е-5б94). Договор купли-продажи прошел государственную регистрацию в Управлении Федеральной регистрационной службы по Москве 25 июля 2007 года (N 77-77-04/056/2007-906).
В настоящее время в спорной квартире проживает мой сын со своими несовершеннолетними детьми.истребование ее из законного владения
В апреле 2010 года М.А. обратился в суд с иском к Д.С. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, заключенного с ответчиком 18 июля 2007 года. В исковом заявлении истец указал, что в момент совершения сделки купли-продажи он находился в состоянии, при котором был неспособен отдавать отчет своим действиям и руководить ими.
В дополнительном исковом заявлении истец просил истребовать спорную квартиру у добросовестного приобретателя Ч.Н., которая приобрела право собственности на указанное жилое помещение в результате заключенного между ней и Д.С. 12 декабря 2007 г. договора купли-продажи.

Суд первой инстанции при рассмотрении настоящего судебного спора допустил нарушение норм гражданско-процессуального законодательства.
1. Нарушение принципа состязательности сторон. Ответчиком по иску М.А. являлся Д.С., который на основании договора купли-продажи приобрел в июле 2007 года принадлежавшую истцу квартиру, а в декабре 2007 года продал ее Ч.Н.
Согласно ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.
Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения ими или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.
Принятое судом первой инстанции судебное решение основано только на правовой позиции истца М.А.
В материалах гражданского дела отсутствуют показания ответчика Д.С. и его представителя.
Суд не предпринял мер для истребования показаний ответчика Д.С., не обеспечил его явку в судебный процесс, надлежащим образом о назначенных судебных заседаниях не оповестил.
Таким образом, решение по данному гражданскому делу принято без учета интересов и позиции ответчика Д.С.
2. Нарушение принципа равноправия сторон в гражданском процессе. В ходе судебного заседания по требованию представителя истца по делу была назначена стационарная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, проведение которой было поручено Государственному научному центру социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского. Согласно заключению стационарной комплексной судебно-психиатрической экспертизы ФГУ ГНЦСиСП им. Сербского истец М.А. страдает психическим расстройством в форме слабоумия в связи с травмой головного мозга, характеризовавшимся выраженными интеллектуально-мнестическими нарушениями и эмоционально-волевыми расстройствами, что лишало его способности понимать значение своих действий и руководить ими как в момент подписания договора купли-продажи от 18.07.2007, так и в период указанной даты 19.04.2010, когда было подано первичное исковое заявление (л.д. 12, 13).
В силу ст. 16 ФЗ от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт обязан провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. Если материалы дела недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении — составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение.
Указанные требования экспертами не были соблюдены, что делает заключение несостоятельным как вследствие недостоверности, неясности, так и его неполноты.
Из содержания ч. 2 ст. 79 ГПК РФ следует, что стороны, другие лица, участвующие в деле, имеют право ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной комплексной или комиссионной экспертизы.
10 июня 2011 года мною, ответчицей Ч.Н., было заявлено ходатайство о проведении по делу повторной судебно-психиатрической экспертизы, так как выводы экспертов были неполны, эксперты не обосновали свои выводы, не дали надлежащей оценки юридически значимым действиям М.А. в исследуемый период (принятие наследства, заключение брака и др.).

Согласно ч. 2. ст. 87 ГПК РФ в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручает другому эксперту или другим экспертам. Повторная или дополнительная экспертиза может назначаться судом неоднократно.
Суд в удовлетворении ходатайства о проведении повторной экспертизы отказал.
Согласно ч. 3 ст. 38 ГПК РФ стороны пользуются равными процессуальными правами и обязанностями.
Обстоятельства данного гражданского дела, по которым истец просил признать сделку недействительной, а также заявлял требование об изъятии квартиры у добросовестного приобретателя, должны были стать предметом тщательного и всестороннего судебного исследования, а я, как участник гражданского процесса — добросовестный приобретатель, — должна была иметь возможность доказать свою правовую позицию всеми допустимыми доказательствами, одним из которых является заключение экспертов.
3. В соответствии с нормами ч. 3 ст. 67 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным ст. 67 ГПК РФ. Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.
4. Суд первой инстанции не исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела. Так, с 2007-го по 2010-й год истец М.А. совершил ряд последовательных юридически значимых действий:
— 23 мая 2007 года вступил в права наследства, то есть сознательно выразил свою волю;
— 5 июня 2007 года под личную подпись получил у нотариуса правоустанавливающие документы о праве на наследство;
— 18 июля 2007 года самостоятельно без посредников заключил и подписал договор купли-продажи унаследованной квартиры;
— 26 июля 2007 года согласно акту приема-передачи получил деньги по договору купли-продажи;
— 6 декабря 2007 года самостоятельно написал заявление о снятии с регистрационного учета по месту жительства, заключил договор безвозмездного пользования квартирой;
— в декабре 2007 года был признан годным к военной службе по категории „В“;

— 20 марта 2009 года заключил брак, то есть совершил действие, порождающее юридические последствия.
5. В своем решении Останкинский районный суд указал, что М.А. после окончания школы (якобы) не мог читать. Вывод суда о неграмотности истца М.А. не был предметом судебного исследования: суд не запрашивал у М.А. документ о среднем образовании (а он у него есть). В свою очередь М.А. пояснил суду, что после окончания школы он продолжил свое образование в техническом училище (документ об окончании училища также не был запрошен судом).
Таким образом, вывод суда об отсутствии у истца навыка чтения опровергается в том числе и имеющимися в материалах дела написанными лично М.А. заявлениями различного содержания.
Следовательно, в ходе судебного разбирательства суд не выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела.
6. В судебном заседании было установлено, что М.А. является дееспособным гражданином. Согласно ст. 21 ГК РФ, способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего возраста.
Из представленных суду доказательств следует, что М.А. в полном объеме пользуется своими гражданскими правами, однако избирательно относится к исполнению своих гражданских обязанностей (когда ему это выгодно: при возбуждении уголовного дела по факту совершения им кражи, призыве в армию, признании сделки по купле-продаже квартиры недействительной), оправдывая эти действия плохим состоянием здоровья.
В то же время вопрос о признании М.А. недееспособным никогда не был предметом судебного разбирательства.
7. Согласно ч. 1 ст. 302 ГК РФ если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.
Из показаний истца М.А. следует, что он добровольно произвел отчуждение принадлежавшей ему квартиры в собственность брата — ответчика Д.С., который впоследствии продал квартиру добросовестному приобретателю Ч.Н. Однако суд, в противоречие объяснению истца и собранным по делу иным доказательствам, приходит к ошибочному выводу о том, что имущество (спорная квартира) выбыло из владения истца М.А. помимо его воли.
Защищая интересы добросовестных приобретателей, Конституционный Суд РФ в своем Постановлении N 6-П от 21 апреля 2003 года указал, если собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке ст. 167 ГК РФ должно быть отказано.

Таким образом, суд первой инстанции допустил нарушение норм материального и процессуального права, в том числе не применил закон, подлежащий применению.
В результате принятого судебного решения имущественные права добросовестного приобретателя были грубо нарушены.
Согласно принятому судом решению спорная квартира у добросовестного приобретателя Ч.Н. была изъята.
Необходимо отметить, что мной в судебном заседании суда первой инстанции был подан встречный иск к М.А. о признании меня (Ч.Н.) добросовестным приобретателем (л.д. 162). Однако в удовлетворении моего требования было отказано, так как суд посчитал это нецелесообразным и что этот факт может быть доказан в рамках данного гражданского дела. В решении суда этот факт не нашел своего отражения, таким образом, суд не признал меня добросовестным приобретателем.
Судья Останкинского районного суда Д.Е. отказала в нашем встречном иске и записала свое определение лишь в протоколе; тем самым, не вынося отдельное письменное определение об отказе в приеме встречного искового заявления, она (судья) лишила нас права обжаловать это определение путем подачи частной жалобы на определение суда об отказе в приеме иска.
Между тем статус добросовестного приобретателя дает мне возможность требовать дополнительной защиты моих прав, установленных законом.
Комментируя этот довод надзорной жалобы, судья Московского городского суда Е.Н. указала, что (якобы) такое требование мной в судебном заседании не заявлялось (л. определения 4, 5). Естественно, такое заключение могло быть сформулировано лишь в случае ознакомления только с одним решением Останкинского районного суда.
Между тем указанные факты (подача встречного иска) были отражены в судебном протоколе от 17 февраля 2011 г. (л.д. 162 прилагается), который судья Е.Н. при ознакомлении с надзорной жалобой даже не истребовала.
В результате вынесенного решения Останкинского районного суда М.А. трижды обогатился (первый раз продав квартиру своему брату Д.С., второй раз — возвратив проданную квартиру в свою собственность, в третий раз — получив взамен „убитой“ квартиру с евроремонтом).
Д.С. обогатился за счет меня (добросовестного приобретателя), получив с меня огромную сумму за проданную квартиру — 8 000 000 руб. А сейчас, когда я собралась требовать с него покупки на мое имя аналогичной квартиры (в соответствии с условиями заключенного договора), объявляет себя малоимущим, так как все имущество, нажитое им в браке, в соответствии с брачным договором принадлежит его жене.

Кроме того, суд игнорировал то обстоятельство, что неявка Д.С. в суд косвенно подтверждает факт, что ему безразлично решение суда. Он знает свою безнаказанность.
В то, что он не знал о состоянии здоровья своего брата, не верится; он часто был в семье М.А., общался с его матерью и бабушкой, помогал ему.
Почему истец обратился в суд лишь после того, как мы произвели дорогостоящий ремонт? Почему Д. С. снимал для него квартиру в течение трех лет (после продажи мне квартиры), а потом прекратил? Рассмотрение всех этих фактов могло бы пролить свет на истинную картину дела. Однако суд даже не исследовал эти обстоятельства и вынес незаконное решение. Все это наводит на мысль о том, что у этих братьев был преступный сговор. В этой связи мы пытаемся сегодня возбудить уголовное дело.
В настоящее время Останкинский суд рассматривает иск М.А. о выселении семьи моего сына из спорной квартиры. Нас, ни в чем не повинных граждан, выселяют с двумя маленькими детьми на мороз, в никуда!!!
Закон защитил преступников, а меня не только не защитил, а сделал пострадавшей, даже не признав добросовестным приобретателем.
8. В вынесенном по делу решении договор купли-продажи спорной квартиры, заключенный между мной (Ч.Н.) и Д.С., не был признан недействительным. В этой связи полагаю, что решение суда об изъятии квартиры из моего „незаконного владения“ не может считаться законным.
9. В ходе судебного разбирательства мной, Ч.Н., а также представителем ответчика Д.С. было заявлено ходатайство о применении последствий пропуска срока исковой, составляющего один год по требованию о признании оспоримой сделки недействительной. Согласно ст. 199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности.
Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.
Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
Считаем, что суд первой инстанции необоснованно отказал в удовлетворении заявленного ходатайства, поскольку стороной истца не было заявлено требование о восстановлении пропущенного срока в порядке ст. 205 ГК РФ.
Таким образом, суд первой инстанции допустил нарушение норм действующего гражданского законодательства.
Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 „О судебном решении“ в соответствии со ст. 194 ГПК РФ:
— решением является постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу, оно должно быть законным и обоснованным (ч. 1 ст. 195 ГПК РФ);
— решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению;
— решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Согласно ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям. Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ.
Исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено (ст. 138 ГПК РФ), кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызвало затруднений при исполнении (ч. 5 ст. 198, ст. 204 — 207 ГПК РФ). При отказе в заявленных требованиях полностью или частично следует точно указать, кому, в отношении кого и в чем отказано.
Следовательно, вышеизложенные обстоятельства прямо свидетельствуют о том, что суд первой инстанции существенно нарушил нормы материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, а также защита охраняемых законом публичных интересов; кроме того, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, которые суд счел установленными, не доказаны.
Суд второй и надзорной инстанций в нарушение требований ч. 2 ст. 347 ГПК РФ в интересах законности не проверил решение суда первой инстанции в полном объеме.
Определением судьи Верховного Суда К. В. в передаче дела на рассмотрение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ отказано.
Ч.Н. было подано исковое заявление в Преображенский суд г. Москвы об обязании Д.С. приобрести аналогичную квартиру в том же районе г. Москвы по ценам, действующим в данной местности на момент приобретения.
Решением Преображенского суда исковые требования были удовлетворены. Однако исполнить судебное решение не представляется возможным, так как Д.С. заключил со своей женой брачный договор, в соответствии с которым все приобретаемое в браке имущество принадлежит только тому супругу, на которого оно приобреталось. Поскольку Д. С. практически ничего не принадлежит, а сам он является безработным, то исполнить судебное решение невозможно.

1. Исковое заявление М.А. к Ч.Н. об истребовании спорной квартиры. Останкинским судом исковые требования удовлетворены.
Согласно ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу.
На основании ст. 80 ГПК РФ суд выносит определение о назначении соответствующей экспертизы с предупреждением об уголовной ответственности экспертов за заведомо ложное заключение.
Проведенной стационарной комплексной судебно-психиатрической экспертизой ФГУ ГНЦСиСП им. Сербского установлено, что истец М.А. страдает психическим расстройством в форме слабоумия в связи с травмой головного мозга, что лишило его способности понимать значение своих действий и руководить ими как в момент подписания договора купли-продажи квартиры от 18.07.2007, так и в период подачи искового заявления.
Согласно ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в ст. 67 ГПК РФ, то есть суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению.
В соответствии со ст. 87 ГПК РФ в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу или повторную.
Исходя из решения суда по иску М.А. к Ч.Н., суд посчитал проведенную судебно-психиатрическую экспертизу в отношении М.А. правильной и обоснованной, а также достаточной для принятия решения об удовлетворении требований истца.
Можно констатировать, что в основу судебного решения была положена судебно-психиатрическая экспертиза ФГУ ГНЦСиСП им. Сербского в отношении М.А., что при прочих равных обстоятельствах является главным вопросом, который необходимо было разрешить в рамках рассмотрения иска М.А. к Ч.Н., что и было сделано судом.
Решение Останкинского суда по иску представляется законным, что в том числе подтверждают результаты обжалования решения в вышестоящие суды.
2. По вопросу искового заявления М.А. о выселении из квартиры семьи Ч.Н.

Согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, то есть Ч.Н. обязана вернуть М.А. квартиру, полученную по сделке, в том числе в связи с принятым и вступившим в законную силу решением Останкинского суда об удовлетворении иска М.А. к Ч.Н.
Суд, рассматривающий иск М.А. о выселении семьи Ч.Н. из квартиры, может обосновать свое решение ссылкой на вступившее в законную силу решение Останкинского суда и ст. 304 ГК РФ, согласно которой собственник вправе требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.
В связи с изложенным можно дать негативный прогноз для семьи Ч.Н. в рамках рассмотрения иска М.А. о выселении.
После вынесения решения суда, в случае если семья Ч.Н. не покинет в добровольном порядке занимаемое жилое помещение, выселение будет произведено в принудительном порядке в соответствии со ст. 107 ФЗ „Об исполнительном производстве“.
3. Возможные действия Ч.Н. по защите своих интересов.
Представляется наиболее вероятным для защиты своих интересов Ч.Н. использовать возможности уголовного судопроизводства.
В рамках проверки по заявлению о преступлении в порядке ст. 144 УПК РФ правоохранительные органы вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов и т.д. В связи с этим необходимо ходатайствовать о проведении следующих процессуальных действий в ходе проверки по заявлению о преступлении:
а) получить подтверждающие документы о наличии на момент сделки у Д.С. денежных средств на покупку квартиры у М.А.;
б) получить подтверждающие документы о передаче денежных средств за покупку квартиры от Д.С. к М.А.;
в) установить, на какие цели направлены денежные средства, вырученные М.А. от продажи квартиры Д.С., какими документами подтверждается расходование этих денежных средств;
г) провести опросы М.А., Д.С. и родственников по существу сделки и установить все обстоятельства, предшествующие сделке купли-продажи недвижимости и пр.;
д) также необходимо провести другие процессуальные действия, которые могут установить все фактические обстоятельства сделки купли-продажи недвижимости между М.А. и Д.С., что позволит сделать обоснованный вывод о наличии или отсутствии в действиях М.А. и Д.С. признаков составов преступлений, предусмотренных УК РФ.
о выбытии имущества помимо воли собственникаВ случае если по результатам проверки по заявлению о преступлении будет вынесен незаконный отказ в возбуждении уголовного дела, то отказ необходимо обжаловать в порядке ст. 123 — 125 УПК РФ в прокуратуру или суд. При этом в рамках уголовного судопроизводства Ч.Н. необходимо учитывать и то, что согласно ст. 306 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за заведомо ложный донос. В связи с этим можно дополнительно рекомендовать в рамках уголовного судопроизводства воспользоваться услугами квалифицированного специалиста (адвоката), который оценит все риски и подготовит необходимые документы.

Особенностью отправления правосудия в судах общей юрисдикции является формальное исполнение и применение закона. Формально из приведенного описания фабулы дела следует, что первоначальный продавец М.А. на момент заключения сделки не мог отдавать отчет своим действиям и указанный факт подтвержден экспертом. Другими словами, имел место порок воли, что дает возможность говорить о выбытии имущества помимо воли собственника. Отсюда и нежелание судов вышестоящих инстанций отменять решение, принятое по первой инстанции.
Однако у сложившейся ситуации имеется и другая сторона. Если суд признает возможным истребовать имущество у добросовестного приобретателя, он должен обеспечить защиту имущественных прав такого приобретателя. В противном случае на стороне собственника возникает неосновательное обогащение, поскольку первоначальная сделка между братьями была возмездной.
На мой взгляд, есть два выхода из сложившейся ситуации.
Первый. Если второй продавец в силу неплатежеспособности не имеет возможности исполнить договорное обязательство, он имеет право предъявить иск к первоначальному продавцу и потребовать от него деньги. Однако лицо нельзя обязать предъявить к кому-либо иск, а по своей воле он может этого не делать.
Второй. Теоретически на стороне первоначального продавца возникло неосновательное обогащение, поскольку ему достались и квартира, и деньги, которые передал ему брат по первому договору купли-продажи. Затем второй брат получил деньги от приобретателя Ч.Н., следовательно, второй продавец ничего не приобрел, но и не потерял (если не вдаваться в конкретные суммы по договорам). И лишь приобретатель Ч.Н. лишился и квартиры, и денег. Таким образом, можно говорить о праве приобретателя на иск к первоначальному продавцу о взыскании неосновательного обогащения, и такой иск (его исполнение) может быть обеспечен квартирой. Повторюсь, что приведенное рассуждение является теоретическим и далеко не бесспорным. Однако не менее неоднозначным является и решение суда первой инстанции. В любом случае для понимания возможных путей решения проблемы необходимо ознакомление с материалами дела.

По всем вопросам, связанным с юридической консультацией по вопросам выселения, выселения из аварийных домов, из домов подлежащих сносу, о выселении из общежитий, о выселении из служебного (специализируемого) жилья, о выселении алкоголика, о выселении неплательщика, о выписке из квартиры, о выселении из жилого помещения, о выселении бывшего члена семьи, о выселении несовершеннолетних, о выселении супруга, о снятии с регистрационного учета можно записаться на прием к специалистам нашего Центра по телефонам:

8 (985) 763 — 90 – 66;

8 (495) 776-13-39,

8 (985) 776 13 39 или по e-mail: 6494149@bk.ru

Запись к адвокату на прием осуществляется по указанным выше телефонам. Внимание! Консультация платная.

Истребование имущества, иск о выселении, Выселение супруга, выселение суд, выселение несовершеннолетних, выселение из квартиры, выселение из жилого помещения, выселение бывшего члена семьи, выселение, Право пользования, Право собственности, Выселение из служебного жилья, Исковое заявление о выселении, Срок пользования, Выселение сделка, выселение алкоголика

26.01.2015, 2128 просмотров.

Контакты

Первый Столичный Юридический Центр.
Наш e-mail: 6494149@bk.ru
Наши телефоны:
1. 8  (985) 763-90-66
2. 8  (495) 776-13-39
3. 8  (985) 776 13 39
Наш адрес: Москва, Георгиевский переулок, дом 1, строение1, 2-3 этаж


Метки

Реклама
   
Система управления сайтом Host CMS